главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Иерусалим. Иерусалим в иудаизме. Электронная еврейская энциклопедия

Иерусалим. Иерусалим в иудаизме

КЕЭ, том 2, кол. 742–748
Опубликовано: 1982

ИЕРУСАЛИМ. ИЕРУСАЛИМ В ИУДАИЗМЕ


В Библии. Библия, предписывая служить Богу в месте, «какое изберет Господь» (например, Втор. 12:5), не подразумевает Иерусалим в качестве центра культа; отождествление Храмовой горы с горой Мория (II Хр. 3:1), где, по библейскому преданию, была совершена акеда, относится к эпохе Второго храма.

Превращение Иерусалима в центр культа произошло в эпоху Давида (II Сам. 6–7; 24:18–15), и представление о вечном Иерусалиме неразрывно связано в Библии с концепцией вечности дома Давида, обещанной Богом (II Сам. 7). В годы царствования Соломона статус Иерусалима как единственного культового центра был утвержден сооружением Храма, придавшего ореол святости и монархии и ее столице — Иерусалиму. В молитве, произнесенной Соломоном при освящении Храма (I Ц. 8), тесно связаны и переплетаются представления о Храме как вечной обители Бога (8:13), о непрерывности династии Давида (8:25) и о том, что Бог избрал Иерусалим (8:44, 48) местом осуществления обещаний, данных Им Давиду (8:16,20). То же обещание вечности и Иерусалиму содержится в книге Псалмов (78:68–70; 132:11–14).

Благодаря своему специфическому статусу Иерусалим становится олицетворением справедливости и правосудия Бога и царствующих в городе по Его воле царей (Ис. 1:26–27; Иер. 23:5–6; 33:15–16; Пс. 122:5), предстает как средоточие красоты и величия («прекрасная возвышенность, радость всей земли, город великого Царя», «верх красоты» — Пс. 48:3; 50:2, ср. Песнь 6:4; «властитель над областями», «совершенство красоты» — Плач 1:1; 2:15, и т. п. См. Иерусалим. Исторический обзор. Наименования). Трагическое противоречие между возложенной на Иерусалим высокой миссией быть «градом верным, исполненным правосудия» (Ис. 1:21) и духовно-нравственным упадком, в который, по мнению пророков, он часто погружался, вызывали их страстные и полные горечи инвективы. Исайя (там же) называет Иерусалим «блудницей... обиталищем убийц». « Цфания (3:1) именует его «городом нечистым и оскверненным, притеснителем». Иеремия (7,17,19 и др.) предостерегает, что Бог опекает верных Ему, и если народ отступит от Его заветов, то Иерусалим падет перед завоевателями и будет разрушен. Иехезкель язвительно перечисляет «скверны иеруса­лимо­вы» (16:22–23 и др.) и предрекает падение Иерусалима, грехи которого страшнее прегрешений Содома и Самарии (16:46–51).

Вместе с тем все пророки разделяли непоколебимую веру в величие Иерусалима: так, Зхария утверждает, что святость города Храма универсальна и будет признана всеми народами (14:16–21); Исайя предвещает, что в «последние дни» ученость, правосудие и мир распространятся по всем народам «от Сиона... и слово Господне — из Иерусалима» (2:2–4). Иеремия верит, что Иерусалим, разрушенный завоевателями, будет восстановлен навечно, а улицы его будут полны ликования (31:38–40; 33:10–11). Лишь Иехезкель, детально описывая величие будущего Храма (40–42), избегает упоминать Иерусалим и говорит о нем эллиптически как о «весьма высокой горе и на ней с юга как бы здания города» (40:2).

В Галахе. Иерусалим занимает особое место в законодательстве Талмуда. Ряд законов распространялся лишь на Иерусалим, в то время как другие законы не имели силы применительно к Иерусалиму. Так, согласно Галахе, из Иерусалима должно удаляться все, что может нарушить ритуальную чистоту города: хоронить в пределах города было запрещено, а древние захоронения следовало удалять из него, кроме погребений рода Давида и пророчицы Хулды, «которые находились там со времен ранних пророков» (Тосеф., Нег. 6:2); погребение умершего должно совершаться в день кончины (там же). В дни паломнических праздников, однако, предусматривалось некоторое смягчение строгих правил о ритуальной чистоте Иерусалима. (Хаг. 26а; Нид. 34а).

Галаха постановляет, что святость Иерусалима вечна, и потому ряд связанных с городом законов остается в силе и после его разрушения. Так, молящийся вне Иерусалима должен обращаться лицом к Иерусалиму, а молящийся в нем — к Храмовой горе (Бр. 30а); вход на Храмовую площадь большинством раввинистических авторитетов воспрещен из-за невозможности в настоящее время определить те части ее, куда до разрушения Храма нельзя было входить без неосуществимого теперь ритуального очищения (однако после воссоединения Иерусалима в 1967 г., главный раввин Армии обороны Израиля Ш. Горен, уточнивший местонахождение Храма, разрешил входить на остальные участки Храмовой площади); сохраняется обязанность паломничества в Иерусалим.

Наряду с этим Талмуд предписывает всегда и всюду выражать скорбь о том, что Иерусалим еще не восстановлен: «Белящий свой дом да оставит частицу непобеленной... готовящий трапезу да опустит кое-что... женщина, надевая украшения, да оставит [ненадетым] какое-нибудь» (ББ. 60б; ср. Сота 9:14). В Талмуде говорится также об обычае посыпать пеплом голову жениха (ББ. 60б) и при торжестве бракосочетания разбивать стеклянный бокал в знак траура по Иерусалиму (Бр. 31а). Согласно Галахе тот, кто видит разрушенный Иерусалим, должен надорвать одежду и произнести бенедикцию Барух даян ха-эмет (`Благословен праведный судья`), которой сопровождается обряд кри‘а (разрывание одежды) на похоронах ближайших родственников; видящий строительство в Иерусалиме читает бенедикцию Барух мацив гвул алмана (`Благословен восстанавливающий удел вдовицы`; Бр. 58б; МК. 26а; Ш. Ар. О. Х. 224:8).

В Аггаде. Аггада трактует Иерусалим как начальный пункт мира и его центр. Согласно одной аггадической версии, Адам был сотворен из земли, взятой с того места, на котором впоследствии был воздвигнут Храм (ПдрЭ. 12; Быт. Р. 14:8; ТИ., Наз. 7:2, 56б). Согласно другой версии, Сион был ядром мироздания (Иома 546). По Аггаде, в центре мира находится Эрец-Исраэль, в центре Эрец-Исраэль — Иерусалим, в центре Иерусалима — Храм, в центре Храма — Ковчег завета, а перед ним — эвен штия, краеугольный камень мироздания (Танх. Б., Лев. 78; ср. Санх. 37а; Песнь Р. 7:5, №3). Из десяти мер красоты, сошедших в мир, девять были уделены Иерусалиму (Кид. 49б), и тот, кто не видел Иерусалим в его великолепии, тот никогда не видел красивого города (Сук. 51б).

Аггада наделяет Иерусалим сказочными размерами и огромным числом жителей (Плач Р. 1:2); в Иерусалиме было 480 синагог, при каждой из которых была школа для изучения Библии и школа для изучения Мишны (ТИ., Мег. 3:1, 73г); в городе существовало 394 суда (Кт. 105а). Иерусалим имел 70 имен, выражавших любовь и почтение к городу (Аг. Песнь 1:1, с. 125 и следующие). Жители Иерусалима славились красотой (БМ. 84а), мужи города — умом (Плач Р. 1:4–14), а иерусалимские семейства — благородством происхождения, так что жители других местностей стремились породниться с ними (там же 1:2).

Очень пространно обсуждаются в Аггаде причины, приведшие к разрушению Первого и Второго храмов (ТИ., Иома 1:1, 38в; БМ. 30б, и др.). В мидрашах образно описана скорбь архангелов, патриархов, Моисея и пророков по поводу разрушения Иерусалима и Храма (Плач Р., введение, 24–25); более того, сам Всевышний сокрушается о судьбе, достигшей любимый Им город, Храм и народ (там же 2, 8, 10, 20, 25).

Аггадические сказания о будущем Иерусалима основаны, большей частью, на видениях пророков о судьбе города. В будущем Иерусалим разрастется во все стороны и достигнет ворот Дамаска (Песнь Р. 7:5, №3). Шим‘он бен Лакиш уверен, что «в дни грядущие Господь насадит в Иерусалиме более тысячи садов и воздвигнет тысячу башен» (ББ. 75б, и др.). В будущем Господь извлечет из Иерусалима живую воду и исцелит ею всех немощных; Он построит Иерусалим из сапфиров, сияющих как солнце, и все народы придут и подивятся красоте города (Исх. Р. 15:21).

В Аггаде имеется представление о Вышнем Иерусалиме (Иерушалаим шел ма‘ла) — идеальном Иерусалиме, существующем в небесах и неразрывно связанном с Иерусалимом земным. Согласно одному из аггадических сказаний, Господь поклялся: «Не войду Я в Иерусалим Вышний, пока не войду в Иерусалим земный (Иерушалаим шел матта)» (Та‘ан. 5а). Апокалипсические источники (I Энох 90:28–29; Барух 4:3) обещают, что в будущем Храм небесный и Вышний Иерусалим переместятся на землю, на место Храма земного и Иерусалима тленного.

В литургии в полной мере отражена клятва, данная «на реках Вавилонских» — «Если забуду тебя, Иерусалим, забудь меня, десница моя» (Пс. 137:5). Упоминание Иерусалима является обязательным для всех регулярно читаемых молитв. В них Иерусалим, наряду с Сионом, служит символом Страны Израиля. Наиболее важна целиком посвященная Иерусалиму 14-я бенедикция Амиды. Бенедикция начинается со слов: «Возвратись с милостью в Иерусалим, в град Твой... Воссоздай его вскоре в наши дни, — и заканчивается словами: — Благословен Ты, Господи, зиждитель Иерусалима». В молитве Минха в день 9-го ава к этой бенедикции добавляется еще одна, Нахем (Утешь), выражающая скорбь о разрушенном Иерусалиме. Просьба о восстановлении Иерусалима и возобновлении храмовой службы содержится в 17-й бенедикции Амиды и 4-й бенедикции Мусафа новомесячья и праздников.

Просьба к Богу помнить о Иерусалиме включена и в молитву Я‘але ве-яво (`Да взойдет и приидет [память... о Иерусалиме, святом граде Твоем]`), которая читается в дни новомесячья и паломнических праздников. Мольба о возрождении Иерусалима, дома Давида и восстановлении Храма включена в молитву после трапезы (3-я бенедикция), в читаемое по субботам специальное дополнение к этой бенедикции — Реце ве-хахалицену (`Благослови и вызволи`), в бенедикции, следующие за чтением хафтары, в Пасхальную хаггаду, в молитву, читаемую при исчислении омера, в бенедикции обряда бракосочетания, во многих слихот и в ряд других молитв. Посвященный встрече «царицы-субботы» гимн Леха Доди является ярким примером пронизывающего всю еврейскую литургию томления по Иерусалиму: из девяти строф гимна шесть выражают тоску по Иерусалиму и надежду на его восстановление.

Теме Иерусалима уделено особенно много места в литургической поэзии (см. Пиют), где город выступает как символ славного прошлого Израиля и надежды на будущее, связанной с Вышним Иерусалимом. На эту тему писали пиютим почти все литургические поэты, жившие как в Эрец-Исраэль (например Яннай, Эл‘азар Калир, Иосе бен Иосе), так и в диаспоре (Са‘адия Гаон, Аврахам Ибн Эзра, Иосеф бен Аврахам Гикатила /1248 г. – около 1325 г./ и др.). Ярко и сильно страстную тоску по Иерусалиму выразил Иехуда ха-Леви, заслуживший титул «Певец Сиона»; его стихотворение «Цион ха-ло тиш’али» («Сион, неужто ты не спросишь...») включено в кинот (см. Кина) Ава девятого.

С созданием Государства Израиль и особенно после воссоединения Иерусалима возникли длящиеся поныне споры по поводу сохранения в литургии текста бенедикции Нахем в ее традиционной формулировке, а также пиютим и кинот, оплакивающих разрушение и жалкое состояние Иерусалима. В некоторых молитвенниках традиционный текст указанной бенедикции был заменен новым вариантом.

В каббале. По мнению каббалистов, окончание двойственного числа в слове Иерушалаим указывает на существование двух Иерусалимов — земного и во всем соответствующего ему небесного. Когда благословен Иерусалим, он питает добром весь мир (Зохар, Шмини 36а, и др.). Молитвы всего Израиля поднимаются к небесам через земной Иерусалим (И. Горовиц, «Шней лухот ха-брит», 1649). Иерусалим символизирует нижнюю из сфиротмалхут (`царство`), — которая играет главную роль в управлении миром. Стены Иерусалима в конечном счете достигнут трона Славы, и тогда в царстве сфирот наступит полная гармония (Зохар, Бе-хуккотай 114а). В каббалистических сочинениях за реальной историей Иерусалима усматривается мистическая трагедия. Так, Х. Витал видит в войне между Тиром и Иерусалимом борьбу нечистого со святым. Иерусалим окружен горами, чтобы силы ситра ахара (`другая сторона`, демоническая мощь) не могли проникнуть в город («Сефер ха-тмуна»), ангелы охраняют его стены (Зохар, Лех леха 80б).

До 16 в. лишь немногие каббалисты жили в Иерусалиме, однако начиная с 17 в. в городе поселяются группы приверженцев каббалы. Иешива «Бет-Эль», основанная в 1737 г. каббалистом Гдалией Хайюном (умер в 1751 г.), а после его смерти возглавлявшаяся известным йеменитским каббалистом Шаломом Шар‘аби, является и поныне центром традиционного изучения каббалы на Востоке. Она просуществовала в Старом городе до 1948 г., а с тех пор продолжает действовать в квартале Меа Ше‘арим.

Содержание См. Иерусалим.

 ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ > География
Версия для печати
 
* На новом сайте
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 
Ворота Ирода (Цветочные ворота) Старого города Иерусалима. Коллекция П. Хейна. Иерусалим.

Ворота Ирода (Цветочные ворота) Старого города Иерусалима. Коллекция П. Хейна. Иерусалим.
 
Вступление Мессии в Иерусалим и собирание изгнанников. Из так называемой Венецианской Хаггады. 1609 г.

Вступление Мессии в Иерусалим и собирание изгнанников. Из так называемой Венецианской Хаггады. 1609 г.
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Иерусалим. Археологические раскопки Иерусалим. Иерусалим в еврейской литературе нового и новейшего времени следующая статья по алфавиту