главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Исторический очерк. Период арабского владычества (638–1099). Электронная еврейская энциклопедия

Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Исторический очерк. Период арабского владычества (638–1099)

КЕЭ, том 3, кол. 155–162
Опубликовано: 1986
Обновлено: 23.03.2005

ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ (ЭРЕЦ-ИСРАЭЛЬ). ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК. ПЕРИОД АРАБСКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА (638–1099). Эпоха арабского владычества в Эрец-Исраэль делится на четыре периода: 1) завоевание и освоение страны (до 660 г.); 2) династия Омейядов (661–750); 3) династия Аббасидов (750–969); 4) династия Фатимидов (969–1099). Общие черты эпохи оказали влияние на исторический и социально-политический облик Эрец-Исраэль, а также на его религиозные и демографические особенности.

Завоевание и освоение Эрец-Исраэль арабами (638–660). Постоянное проникновение кочевников в Эрец-Исраэль предотвратило образование в стране устойчивой этнической или территориально-политической общности, препятствовало социально-политической интеграции в большем масштабе и одновременно способствовало сохранению племенной организации арабского общества. Соперничество на религиозной и политической почве порождало новые волны арабской иммиграции, состоявшей из приверженцев различных религиозных и политических групп.

В этот период Страна Израиля являлась частью крупного арабского государства с режимом, отражавшим общую политическую ситуацию в арабском мире. Государственная казна пополнялась главным образом за счет налогов, взимавшихся с немусульманского населения; позднее стали облагаться налогами арабские горожане и земледельцы, недавно поселившиеся в стране.

Первоначально управление страной целиком зависело от армии, набиравшейся из представителей племен пустыни, заботившихся только о военной добыче. Позднее халифы заменили ее наемным войском, комплектовавшимся из сельджуков и турок. При всех этих переменах неизменными оставались лишь деспотический характер правления и продажность администрации.

Включение Эрец-Исраэль в арабский мир сыграло важную роль в культурном развитии огромной исламской империи, простиравшейся от Испании и Атлантического океана до Аральского моря и Хоросана (в северном Иране), от южной Франции и Сицилии до границ Индии и Зондских островов. (Об отношении арабских завоевателей к евреям см. ниже.)

Евреи Эрец-Исраэль, возлагавшие большие надежды на арабских завоевателей, честно служили им и оказывали поддержку, особенно в военное время. Влиятельные евреи диаспоры выступали при дворе Омейядов защитниками еврейского населения Эрец-Исраэль от произвола местных правителей. Это способствовало притоку евреев в страну, пополнявшему казну арабских правителей. Паломничество евреев и христиан в Страну Израиля способствовало повышению ее религиозного статуса и в исламе, который признавал святость Иерусалима, а впоследствии стал претендовать и на святые места евреев.

Вторжение арабов в Эрец-Исраэль началось в 634 г.; в феврале арабы дошли до ворот Газы. Они нанесли поражение византийскому войску (636), продолжавшему, однако, удерживать Иерусалим. Осада Иерусалима началась в июле 637 г.; в марте-апреле 638 г. город сдался халифу Омару ибн ал-Хаттабу. В 640 г. пала Кесария — последний оплот Византии в Эрец-Исраэль.

Планируя завоевание Эрец-Исраэль, Мухаммад вступил в соглашение с евреями некоторых городов на юге страны. В армии завоевателей было много евреев — и жителей Эрец-Исраэль, и бежавших в Аравию во время преследований Ираклия. Армянский историк той эпохи утверждал, что «все остатки сынов Израиля присоединились к арабам и вместе с ними образовали большое войско». По свидетельству того же историка, вожди этой объединенной армии обратились к византийскому императору с предложением вернуть евреям «страну их отцов», взамен обещая воздерживаться от военных действий на чужой территории. Арабские источники признают ценность поддержки евреев и самаритян, хотя порой и пытаются преуменьшить ее значение. По свидетельству арабского историка 9 в., халиф Омар заключил с евреями договор, предоставлявший им право селиться в Иерусалиме.

Первоначально в Иерусалим переселилось лишь 70 еврейских семей. Евреи получили разрешение молиться на Храмовой горе (украшению которой они способствовали) и построить там синагогу. Наличие еврейских поселений на южной стороне Храмовой горы подтверждается археологическими данными. Евреи возвращались в свои покинутые селения и основывали там синагоги и школы. Возобновившаяся иммиграция евреев сопровождалась возвращением им земель, отнятых после подавления восстания против Ираклия.

Поощряя еврейское землевладение, арабские завоеватели стремились обеспечить прежде всего бесперебойное поступление налогов в государственную казну. Землевладелец мог продать землю единоверцу, но не мусульманину. Первые халифы старались сохранить эту систему и предотвратить превращение мусульман в земледельцев. Они должны были оставаться большим войском, живущим за счет населения покоренных стран и способным к продолжению завоевательных войн.

Многие евреи усматривали в арабском завоевании и его последствиях признаки приближающегося избавления. Подлинные цели «сынов Исмаила» прояснялись по мере того, как после переноса столицы халифата из Медины в Дамаск методы арабского управления Эрец-Исраэль приобретали более жесткий характер, а сама страна все больше заселялась арабами. Арабы стремились овладеть святыми местами Иерусалима и всей страны. Первоначально евреи и арабы пользовались равными правами во всех святых местах иудаизма (особенно в Иерусалиме и Хевроне), однако спустя некоторое время евреи утратили эти права. Были отменены привилегии евреев на Храмовой горе. Лишенные возможности молиться на ней, евреи стали собираться в праздничные дни на Масличной горе, ибо «на нее снизошла Шхина» (см. Бог).

Династия Омейядов (661–750). Со времени Муавии I (воцарился в 661 г.) заселение Эрец-Исраэль арабами особенно поощряется властями; специально выделяются государственные земли, ранее сдававшиеся в аренду частным лицам.

Муавия был первым халифом, владевшим землей лично; на всех подвластных ему территориях он стал собственником земель, принадлежавших ранее повелителям этих территорий — персидским царям и византийским императорам. На этих землях он селил бывших воинов — арабов и неарабов. Формально все еврейские владения в Эрец-Исраэль считались государственной собственностью, а евреи — лишь арендаторами. Халифы использовали это обстоятельство в качестве юридического оправдания экспроприации еврейских земель. Евреи-земледельцы, которым угрожало превращение в крепостных, предпочли покинуть свои деревни.

К началу 8 в. налоговое бремя стало весьма тяжким, чрезвычайно усилился мусульманский фанатизм. Один из гаонов 9 в. (см. ниже) провозгласил, что земля, насильственно отнятая у евреев, по праву принадлежит им; законоучители ясно говорили о праве каждого из сынов Израиля на участок земли в своей стране.

Династия Аббасидов (750–969). Нетерпимость арабов к другим религиозным группам, впервые проявившаяся в период Омейядов (начало 9 в.), в правление Аббасидов усилилась во всех странах ислама. С упрочением халифата пришел конец освобождению мусульман от налогов; отпали также финансовые и политические соображения, препятствовавшие распространению ислама среди «народов Писания».

Насильственное обращение и в этот период не практиковалось, а мусульманский фанатизм проявлялся в унижении и оскорблении «неверных», в насилиях, грабеже и вымогательствах. В Эрец-Исраэль эта политика выразилась в преследованиях евреев и христиан, в стремлении изгнать их из страны и насадить в ней исламские порядки. В начале периода Аббасидов преследования были связаны с военными действиями против мятежных сторонников свергнутой династии Омейядов. Многие христиане были вынуждены бежать в Византию; евреи Иерусалима подвергались таким преследованиям, которые могли означать лишь систематические попытки изгнания их из города. Эти попытки оказались тщетными. Христиане присоединились к арабам в преследовании евреев; на протяжении 10 в. нападения христиан на их соседей-евреев в Иерусалиме были обычным явлением. Аналогичную политику мусульмане проводили в отношении самаритян.

Важным фактором антиеврейской политики было превращение Иерусалима и всей Страны Израиля в святое место ислама. Земли, прилегающие к Храмовой горе, были отведены под погребения видных мусульман, что вызвало возмущение евреев профанацией святого места.

Арабское большинство в Эрец-Исраэль формировалось медленно. В конце 9 в.— начале 10 в., по свидетельству арабских историков, арабы не составляли большинства населения страны и все еще разделялись на различные этнические группы. Евреи же никогда не оставляли страны полностью; поскольку им удалось сохранить там свое присутствие в течение тысячи лет после разрушения Второго храма, они были уверены, что «больше не будут знать изгнания».

Информация о численности и составе еврейской общины Эрец-Исраэль под властью арабов, относящаяся к периоду ее упадка (10–11 вв.), почерпнута главным образом из документов Каирской генизы. В этих источниках упоминается около 50 общин в разных частях страны, включая прибрежные города от Тира до Эль-Ариша, большинство крупных городов внутри страны и небольшие селения. Очевидно, что евреи жили не только в городах, но и в прилегающих к ним районах. Имеются упоминания о еврейском населении в Тире и во всей Галилее, в городе Рамла и его окрестностях, о многочисленных жителях области Шфела и долины Шарон, а также вблизи Хеврона, в Газе и прилегающих районах. Евреи, жившие за пределами городов, занимались, по-видимому, сельским хозяйством.

Хотя автономная организация еврейства Эрец-Исраэль и Вавилонии сложилась задолго до арабского завоевания, эпоха гаонов совпадает по времени с периодом арабского владычества. Ведущую роль в жизни народа в это время играл еврейский центр в Вавилонии. Еврейство диаспоры признавало в равной степени авторитет гаонов Вавилонии и Эрец-Исраэль. Между еврейскими центрами Эрец-Исраэль, Вавилонии и других стран диаспоры поддерживались прочные связи, что способствовало, прежде всего, созданию и поддержанию единства галахических норм. В течение всего этого периода Эрец-Исраэль оставалась духовным центром еврейства. Еврейское самоуправление в Эрец-Исраэль осуществлялось иешивой, находившейся в Иерусалиме, позднее — в Рамле, а после завоевания Иерусалима турками-сельджуками (1071) — в Тире. Гаон, стоявший во главе иешивы, фактически обладал властью, аналогичной власти вавилонского эксиларха: он возглавлял еврейское население Эрец-Исраэль и выступал его представителем перед властями, вел с ними переговоры, иногда совершая поездки в резиденцию халифа (Багдад, а затем Каир); он назначал глав общин и даянов (судей) в Эрец-Исраэль и Сирии; заботился о безопасности паломников. Организационная структура гаоната в Эрец-Исраэль отражала непрерывность исторической традиции. Историческая преемственность организационных форм была тесно связана с наследованием власти. В первый период арабского владычества должность гаона, по-видимому, занимали члены семьи Мара Зутры III, который приехал в Эрец-Исраэль из Вавилонии (где его отец был эксилархом) за 120 лет до арабского завоевания. Затем гаонами снова стали потомки Иехуды ха-Наси. С конца 10 в. до начала 12 в. гаонат возглавляли потомки двух семей кохенов; соперничество между этими семьями было использовано эксилархом Вавилонии, стремившимся распространить свой авторитет на еврейство Эрец-Исраэль.

Религиозные руководители еврейства Эрец-Исраэль настаивали на непререкаемом авторитете сложившейся в стране религиозной традиции и оспаривали аналогичные претензии законоучителей еврейства Вавилонии. Один из великих еврейских мыслителей этой эпохи, Са‘адия Гаон, родившийся в Египте, посетил Эрец-Исраэль и ознакомился с ее иешивами перед тем, как возглавить одну из иешив в Вавилонии. Он дискутировал с гаоном из Эрец-Исраэль Ахароном бен Меиром (920) по вопросу о еврейском календаре и об установлении сроков праздников.

Страна Израиля по-прежнему оставалась центром мессианских чаяний и движений. Различные секты в Эрец-Исраэль проповедовали «тайные учения», одни из которых отстаивали необходимость вооруженной борьбы с угнетателями, другие учили, что единственный путь к спасению — оплакивание Сиона. Приверженцы этого направления (Авелей-Цион — `скорбящие о Сионе`) носили траурные одежды и вели аскетический образ жизни.

Мистические секты этого периода явились предшественниками мессианских и других религиозных движений последующих лет, в частности секты караимов. Хотя Страна Израиля не была единственным местом возникновения этих движений, все они черпали в ней вдохновение.

Крушение надежд, возлагавшихся еврейством Эрец-Исраэль на арабское завоевание, продолжительный кризис халифата, религиозная и социальная борьба в арабском мире, распространение соперничающих мусульманских сект — все это способствовало мессианскому брожению в еврействе Эрец-Исраэль и диаспоры. Социальной подоплекой учения Авелей-Цион служило недовольство обездоленных евреев, нашедших убежище в Эрец-Исраэль, руководством еврейской общины Вавилонии, представлявшим богатую верхушку еврейства, тесно связанную с мусульманскими властями. В Эрец-Исраэль образовался центр борьбы против господства талмудических норм, установленных иешивами Вавилонии, что создало благоприятную почву для распространения там караимства. Укреплению секты в Эрец-Исраэль весьма способствовала деятельность Даниэля ал-Кумиси (9–10 вв.), одного из вождей Авелей-Цион, переселившегося из Ирана в Эрец-Исраэль и основавшего караимскую общину в Иерусалиме. Большинство караимских школ находилось в Иерусалиме, который стал главным центром секты. Это способствовало ослаблению религиозного авторитета ишува среди евреев диаспоры; стремление восстановить этот авторитет привлекло в Эрец-Исраэль многих видных раввинов из диаспоры.

Династия Фатимидов (969–1099). Положение еврейства Эрец-Исраэль в значительной мере улучшилось с приходом к власти Фатимидов (969). В первые годы их правления в Эрец-Исраэль евреи занимали важные посты в гражданской и военной администрации. Высокого поста при дворе первых халифов династии Фатимидов достиг государственный деятель, астролог и врач Палтиэль (умер в 975 г.), который, в частности, жертвовал большие средства в пользу Авелей-Цион. Большинство мусульман-суннитов Эрец-Исраэль оказало упорное сопротивление режиму шиитов Фатимидов, что побудило последних искать поддержки евреев.

Под властью Фатимидов процветали города Тир и Сидон, в которых имелось значительное еврейское население. Важными центрами еврейской жизни были Иерусалим, Тверия и Рамла; небольшие еврейские поселения существовали в Заиорданье.

Для укрепления своей власти Фатимиды строили крепости в прибрежных и пограничных городах; многие из них были населены евреями. Крепость Хайфа была передана евреям с согласия халифа. В этот период Хайфа была важным еврейским городом, местонахождением иешивы. В Рамле существовал важный центр выходцев из Вавилонии. Через Эрец-Исраэль проходил путь переселенцев с востока на запад. Однако для многих евреев из различных стран (Испании, Сирии, Северной Африки) Эрец-Исраэль была конечным пунктом. Во многих общинах диаспоры практиковался обычай перевозить прах умерших в Эрец-Исраэль. Вместе с тем многие евреи, в том числе и видные талмудисты, покидали страну. Выходцами из Эрец-Исраэль было основано несколько общин в Египте (например, в Александрии); караимы имели там собственную синагогу.

В противоположность Иерусалиму, где источники существования были весьма скудны, Рамла была крупным торговым центром. В ней находилась резиденция специального уполномоченного, которому в случае споров между купцами передавались на хранение спорные деньги (пекид ха-сохарим). Возможно, что он исполнял функции главы купеческого сословия в стране. В Тире евреи занимались производством стеклянных изделий; среди евреев были судовладельцы. По своему значению Тир не уступал Рамле до самого завоевания Иерусалима турками-сельджуками (1071).

Положение евреев в прибрежных городах было, по-видимому, лучше, чем в центре страны (за исключением Рамлы). Они обладали монополией в красильном промысле, занимались изготовлением лекарств и благовоний, а также другими ремеслами. Однако число евреев, занятых этими ремеслами, было незначительно. Трудности существования ишува усугублялись налоговым бременем, особенно тяжелым в Иерусалиме.

В течение всего этого периода Страна Израиля оставалась важным центром еврейского образования и местопребыванием гаонов. Однако материальные и другие трудности способствовали уменьшению значения духовного центра в Эрец-Исраэль по сравнению с центром в Вавилонии. Несколько гаонов из Эрец-Исраэль в 10–11 вв. были потомками Меира (912–926); из них наиболее известен Ахарон бен Меир. В течение примерно 25 лет (1027–51) во главе ишува стоял Шломо бен Иехуда. Его преемником был Даниэль бен Азария (1051–62), родственник главы еврейства Вавилонии Давида бен Заккая. Последними гаонами в Эрец-Исраэль были Элияху бен Шломо (1062–83) и его сын Эвиатар, возобновившие гаонат в Хайфе. Эвиатар, живший в период крестоносцев (см. Крестовые походы), переселился в Триполи, где и скончался (по-видимому, в 1109 г.). Иешива Эрец-Исраэль была переведена в Дамаск, где просуществовала около 100 лет под названием «Иешиват ха-Цви», или «Иешиват эрец ха-Цви».

Сельское население по-прежнему испытывало наибольшие страдания из-за политических неурядиц; состояние еврейского сельского хозяйства в конце 10 в.— начале 11в. значительно ухудшилось. В стране господствовала анархия и произвол местных властей. Усилилась эмиграция евреев в соседние страны, особенно в Египет. Процесс эмиграции был особенно ускорен унизительными для евреев указами халифа ал-Хакима (996–1026), в особенности указом о насильственном обращении евреев и христиан в ислам (1012), повлекшим за собой жестокие преследования «неверных». Тогда же произошли сильные землетрясения (в 1034 г. и в 1067 г.), от которых особенно пострадала Рамла. Гонения ал-Хакима сильнее всего сказались на еврействе Иерусалима. Многие евреи были убиты; оставшихся в живых заставили выполнять тяжелые, унизительные работы. Синагоги были разрушены. На евреев была наложена огромная контрибуция, в выплате которой (1024–29) приняли участие также караимы, жившие в Иерусалиме уже более 100 лет. В эти годы полностью прекратилось паломничество в Иерусалим, где осталось лишь около 50 жителей-евреев. Несмотря на то, что указы ал-Хакима были направлены против евреев в не меньшей степени, чем против христиан, они вызвали усиление преследований евреев в христианских государствах Европы, которые приписывали указы, направленные против христиан, влиянию евреев. Хотя указ ал-Хакима был вскоре отменен и власти вернулись к политике религиозной терпимости, ишуву был нанесен тяжелый удар. Эмиграция превысила алию, которая, однако, не прекратилась, несмотря на многочисленные опасности; численность и политический вес ишува значительно уменьшились. Само существование ишува оказалось под угрозой. К религиозному расколу между раббанитами и караимами прибавился конфликт между общинами выходцев из разных стран. Евреи диаспоры оказывали помощь своим братьям в Эрец-Исраэль;

большая часть собранных средств доставалась общине Иерусалима с ее многочисленными бедняками и синагогами небольших общин, находящимися в бедственном положении. В остальных частях страны еврейское население продолжало само добывать себе средства существования.

Языком литературного творчества евреев Эрец-Исраэль в период арабского владычества был в основном иврит, а разговорным языком — главным образом арамейский, лишь постепенно вытесненный арабским. Иврит оставался языком религиозного образования; раввины пользовались им в своих дискуссиях. Литературный язык продолжал испытывать влияние разговорного иврита, все еще достаточно широко распространенного.

Литература на иврите, созданная в Эрец-Исраэль в этот период, была продуктом борьбы ишува за сохранение своего духовного и культурного наследия, самым важным результатом которой явилась кодификация традиций произношения, огласовки и ударения, ставшая делом жизни поколений ученых и педагогов (см. Масора). Эта кодификация помогла возрождению иврита в народе. Большинство историков видят в ней начало систематического исследования языка иврит (см. Гебраистика).

Еврейская литература этого периода отражает исторические события; она носит дидактический характер, ей присущи элементы фольклора. В наибольшей степени эти черты свойственны аггадической литературе (см. Аггада): она полна намеков на современные события, полемики с мусульманами, караимами и другими оппонентами евреев-раббанитов. Большая часть аггадической литературы того времени носит псевдоэпиграфический характер (см. Апокрифы и псевдоэпиграфы). Хотя оригинальность формы была присуща всем видам литературного творчества этого периода, наибольшим новаторством отличалась религиозная поэзия, проникнутая горьким чувством покинутости еврейского народа во враждебном мире и мольбой об избавлении.

См. Земля Израиля (Эрец-Исраэль)
См. Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Исторический очерк.

 ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ > История (до 1948)
Версия для печати
 
* На новом сайте
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Исторический очерк. Период римско-византийского владычества (70–638) Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Исторический очерк. Период крестоносцев (1099–1291) следующая статья по алфавиту