главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Сопротивление антинацистское. Электронная еврейская энциклопедия

Сопротивление антинацистское

КЕЭ, том 8, кол. 431–448
Опубликовано: 1996

СОПРОТИВЛЕ́НИЕ АНТИНАЦИ́СТСКОЕ. Сопротивление евреев в период Катастрофы включает все их действия, противостоявшие намерению нацистов осуществить геноцид еврейского народа. Сопротивление антинацистское проявлялось как в пассивной, так и в активной форме. Наиболее распространено было пассивное сопротивление (далее — сопротивление), которое было весьма разнообразным и многоликим. Прежде всего оно выражалось в простом стремлении остаться в живых вопреки действиям нацистов, направленным на поголовное истребление евреев. Раввин И. Нисенбаум назвал этот вид сопротивления Киддуш ха-хаим («освящение жизни») по аналогии с принципом Киддуш ха-Шем. Сопротивление проявлялось в различных формах еврейской взаимопомощи, в культурном и духовном противостоянии, в экономическом саботаже. Вопреки стремлению нацистов довести евреев до состояния животных, многие уходили из жизни непобежденными, не утратившими человеческого достоинства. Формами пассивного сопротивления были многочисленные попытки скрыться или бежать с территорий, контролируемых нацистскими властями.

Не выполняли распоряжения нацистов не только отдельные евреи, но и некоторые председатели юденратов, отказывавшиеся составлять списки лиц, подлежащих «переселению», понимая, что включенных в эти списки ждет смерть. Во Львове за отказ предоставить такой список были повешены председатель юденрата доктор И. Парнес и два его преемника. В Варшаве председатель юденрата А. Черняков предпочел самоубийство выполнению приказа составить список лиц для отправки в Треблинку.

Одним из способов, которыми нацисты стремились осуществить свой план уничтожения евреев, запертых в гетто, было создание там голода, поэтому нелегальная доставка продовольствия в гетто также была формой сопротивления. А. Черняков отметил в своем дневнике, что 80% продовольствия поступало в самое крупное Варшавское гетто таким путем. Если бы не это, уже через несколько месяцев от голода погибло бы более сорок тысяч человек. Существовала и нелегальная промышленность, изделия которой сбывались, как правило, вне стен гетто. Так, в 120 мастерских в Варшавском гетто в сентябре–октябре 1941 г. производили щетки; благодаря этому около двух тысяч семей получали возможность нелегально покупать продукты.

Важным проявлением еврейского противостояния нацизму было духовное и культурное сопротивление. Несмотря на смертельную угрозу организовывались подпольные школы с преподаванием на иврите и идиш, в том числе религиозные школы (см. Талмуд-тора). Действовали профессиональные курсы. Жилые комнаты превращались в учебные классы. Лучшие специалисты в разных областях науки читали публичные лекции. Подпольные молодежные организации проводили учебу идеологически-политического характера. В гетто подпольно действовали практически все еврейские политические партии и движения, существовавшие до войны.

В больших гетто издавались газеты и брошюры. От руки переписывались и распространялись среди обитателей гетто целые книги. В некоторых гетто организовывались любительские хоры, оркестры, театральные труппы. Проводились концерты, ставились спектакли. Работали библиотеки: читателям выдавали с трудом добытые книги. В гетто Вильнюса по случаю выдачи читателю стотысячной книги устроили своеобразный банкет. Многие евреи — деятели искусства переходили в своем творчестве от универсальной, общечеловеческой тематики к чисто еврейской. Яркий пример культурно-духовного сопротивления — создание И. Рингельблюмом подпольного исторического архива в Варшаве. Чудом сохранившиеся документы этого архива — важнейший источник сведений о жизни и борьбе евреев в период Катастрофы.

Медицинские службы в гетто прилагали отчаянные усилия к спасению узников от болезней и эпидемий в условиях почти полного отсутствия лекарств, больниц и изоляторов. Врачи были вынуждены прятать больных инфекционными заболеваниями, так как нацисты безжалостно убивали их. Несмотря на смертельную опасность врачи и акушерки тайно принимали роды.

Многие евреи старались исполнять предписания религии: нелегально собирались миньяны, хотя нацисты запрещали собираться более чем троим людям, а тех, кто нарушал этот запрет, подвергали издевательствам и даже расстреливали. Некоторые раввины давали специальное разрешение, ввиду невозможности соблюдать правила кашрута, есть некашерную пищу, однако были ультраортодоксальные евреи, которые предпочитали голод нарушению пищевых запретов. Есть сведения, что находились узники, которые, несмотря на связанный с этим риск, решались протрубить в шофар в Освенциме, зажечь свечи в Берген-Бельзене и т. п.

Противостояли нацистам и те евреи, которые, стоя у края рва перед расстрелом, отказывались раздеваться, плевали в лицо палачам, бросали в них комья земли или камни, посылали им проклятья и предсказывали возмездие.

Одним из проявлений пассивного сопротивления были массовые побеги из гетто, особенно из местечек Польши и западных областей Украины и Белоруссии. Обычно массовый побег происходил во время последней акции уничтожения остатков еврейского населения и нередко перерастал в восстание. Сигналом к побегу иногда служил поджог домов (например, в городах Тучин на Украине, Лахва в Белоруссии) или выкрик: «Люди, спасайтесь!». Десятки тысяч евреев, в том числе женщин, стариков и детей, пытались найти спасение, скрываясь в лесах, либо вне гетто в городах, местечках и селах. Большинство погибло, так как окружающее нееврейское население относилось к ним враждебно или равнодушно. Лишь небольшая их часть была спасена теми, кого позднее стали называть «праведниками народов мира» (Хасидей уммот ха-‘олам).

Бегство с территории, находившейся под контролем нацистов, также было одной из форм сопротивления. Евреи бежали от нацистов в Швейцарию, неоккупированную зону Франции (до ноября 1942 г.), Швецию, Советский Союз и даже в так называемую Транснистрию — часть украинской территории, находившуюся под румынской оккупацией.

Вооруженное сопротивление в гетто и лагерях. Разнообразным по формам было и активное сопротивление — от отчаянных действий одиночек, которые, находясь на месте расстрела, вырывали оружие у палачей, бросались на них с ножами, бритвами и топорами, и до организации восстания или партизанского отряда. В гетто Польши, Литвы, Белоруссии и Украины создавались подпольные организации, которые планировали проведение восстаний, организовывали побеги, добывали оружие. Таких организаций было около ста. Как правило, их создавали воспитанники молодежных сионистских движений. Действия подпольщиков в значительной мере опирались на сочувствие и поддержку как в самом гетто, так и за его пределами. Иногда они получали помощь от юденратов. Возможности получения помощи от нееврейского движения Сопротивления за пределами гетто были, однако, весьма ограничены — приходилось считаться с антисемитизмом не только отдельных лиц, но и национальных движений и их воинских формирований.

Отличие еврейского Сопротивления от Сопротивления других народов состояло в том, что евреи вынуждены были вести вооруженную борьбу против тотального уничтожения. Это была борьба людей, заключенных в сотни гетто и лагерей, между которыми почти невозможно было наладить связь. Евреи вынуждены были вступать в вооруженную борьбу без соответствующей подготовки. Начало отправки узников в лагеря уничтожения иногда вызывало активные вооруженные действия.

С начала 1942 г. еврейские подпольные организации в гетто Польши, Белоруссии и Украины и концлагерях готовились к вооруженной борьбе с нацистами и ставили задачу — восстание и бегство с оружием в руках с целью ведения партизанской борьбы (во многих случаях обе цели — восстание и бегство — сливались). Иногда восстания вспыхивали спонтанно и почти неорганизованно.

Подпольным организациям в гетто приходилось решать труднейшие задачи тайной доставки оружия в гетто, подготовки будущих бойцов, выработки тактики на случай внезапных акций нацистов. Подполью не менее сложно было завоевать поддержку своих действий узниками гетто. Не было ни малейшего сомнения в том, что восстание не может заставить нацистов прекратить истребление евреев и что лишь немногим удастся вырваться из гетто и присоединиться к партизанам. Подполье в гетто призывало к восстанию с единственной целью — оказать сопротивление; надежды на достижение практических целей, как правило, не было. В некоторых гетто это вело к конфликту подполья с юденратами, которые надеялись спасти по крайней мере часть узников, устраивая их работать на немецкие предприятия.

Самым известным актом вооруженного сопротивления евреев нацистскому геноциду было восстание в Варшавском гетто (см. Польша). 28 апреля 1942 г. активисты сионистских молодежных движений создали Еврейскую боевую организацию. До окончания первой серии депортации евреев из гетто в Треблинку (22 июля – 12 сентября 1942 г.) организация провела несколько вооруженных операций. В октябре–ноябре 1942 г. к организации присоединилось большинство партий и движений, подпольно действовавших в гетто: сионисты, бундовцы (см. Бунд) и коммунисты. Еврейская боевая организация приобретала оружие через польское подполье; началось также изготовление бутылок с горючей смесью.

Из Варшавского гетто были отправлены посланцы в гетто других городов в надежде создать и там очаги вооруженного сопротивления. Ревизионистское движение (см. Сионисты-ревизионисты), не присоединившееся к Еврейской боевой организации, создало собственную боевую организацию — Еврейский военный союз. На возобновление 18 января 1943 г. депортаций из Варшавского гетто Еврейская боевая организация ответила вооруженным сопротивлением. 21 января 1943 г. немцы прекратили депортацию из гетто. Обе еврейские организации Сопротивления использовали временную передышку для ускоренной подготовки к общему восстанию; гражданское население гетто готовило подземные бункеры и убежища. Накануне восстания обе еврейские организации договорились о согласованных действиях.

Когда 19 апреля 1943 г. значительные нацистские силы вошли в гетто, чтобы возобновить депортацию в лагеря уничтожения, они столкнулись с хорошо организованным сопротивлением еврейских бойцов и вынуждены были отступить. Евреям удалось в условиях изоляции и голода создать военную силу, способную успешно сопротивляться несравненно превосходящим силам врага. Для подавления восстания нацистам потребовалось немало времени, несмотря на то, что их огневая мощь в сто раз превосходила огневую мощь восставших.

10 мая нескольким десяткам еврейских бойцов удалось выйти из гетто по канализационным трубам и добраться до лесов в районе города Вышкув, где они присоединились к партизанам. До июня 1943 г. на территории разрушенного Варшавского гетто сохранялись отдельные очаги сопротивления.

В Варшавском восстании летом 1944 г. участвовало около тысячи еврейских бойцов, а также отделение Еврейской боевой организации, остатки повстанцев гетто и Еврейская интернациональная бригада, которая была организована из числа заключенных, освобожденных из лагеря Генша. Большинство бойцов этой бригады составляли евреи из Греции.

В ряде других гетто Польши также были созданы подпольные организации, называвшие себя по примеру подполья в Варшавском гетто Еврейской боевой организацией и объединявшие разные политические группировки, главным образом сионистские молодежные организации, а также коммунистов и Бунд. В небольших гетто подготовка к совместному выступлению была еще труднее, чем в Варшавском, однако еврейскому подполью удалось организовать в нескольких местах восстания или бегство из гетто к действовавшим в этих районах партизанам.

16 августа 1943 г. вспыхнуло восстание в гетто Белостока. Восстание продолжалось несколько дней. Большинство повстанцев, в том числе командир Еврейской боевой организации Мордехай Тененбойм (Тамаров, 1916–43), погибли в бою. Нескольким десяткам бойцов удалось выбраться с боем за стены гетто и продолжить борьбу главным образом в рядах еврейского партизанского отряда «Кадима», действовавшего в районе Белостока (см. ниже).

Во время ликвидации гетто в Ченстохове (25 июня 1943 г.) местная Еврейская боевая организация, которой командовал М. Зильберберг, оказала вооруженное сопротивление немцам. Часть бойцов продолжала партизанскую борьбу и после подавления восстания.

Еврейская боевая организация оказала сопротивление немцам в гетто городов Бендзин-Сосновец (1 августа 1943 г.) и Тарнув (1 сентября 1943 г.).

В Кракове Еврейская боевая организация отказалась от подготовки восстания в гетто. Вместо этого она решила еще до ликвидации гетто перенести борьбу против немцев в «арийскую» часть города. Организация произвела несколько нападений на немцев на улицах Кракова. Наиболее известная операция такого рода — нападение на немецкий военный клуб «Цыганерия» 22 декабря 1942 г.

В нескольких гетто подпольные организации, построенные по образцу Еврейской боевой организации, носили другие названия: так, в гетто Вильнюса уже в январе 1942 г. начала действовать Объединенная партизанская организация (ФПО — Фарейникте партизанер организацие), руководителями которой были коммунист И. Виттенберг, ревизионист И. Глазман (1908–43) и А. Ковнер, член ха-Шомер ха-ца‘ир. В штабе этой организации, насчитывавшей несколько сотен человек, тесно сотрудничали представители разных партий и национальных молодежных движений (позднее в штаб вошли и бундовцы). Организация не довольствовалась только действиями в пределах гетто, но всячески старалась пробудить сопротивление на обширных территориях Восточной Европы; ей удалось установить связь и обмен информацией с подпольными организациями гетто Белостока, Варшавы и некоторых других городов (одной из связных была Хайка Гроссман), а также с советским партизанским командованием, по заданию которого ФПО совершила ряд крупных диверсионных актов. ФПО не удалось поднять восстание в гетто, однако она вывела из гетто несколько сотен бойцов, присоединившихся к партизанам в лесах в районе поселков Рудникай и Нарочь.

В гетто Каунаса в январе 1942 г. была создана Антифашистская организация, во главе которой стоял писатель на идиш, коммунист Х. Елин (1913–44). Организация различными путями добывала оружие и искала связи с советскими партизанами. Летом 1943 г. представители сионистских молодежных движений совместно с коммунистами создали объединенную Еврейскую всеобщую боевую организацию (Идише алгемейне камерс-организацие), насчитывавшую до 600 членов. Часть из них обучалась владеть оружием и проходила военную подготовку под руководством командиров еврейской полиции в гетто. В сентябре 1943 г. организация установила связь с советскими партизанами, действовавшими в Литве. В конце 1943 г. 170 членов организации сумели добраться до партизанской базы в лесах близ поселка Рудникай. В общей сложности к партизанам ушло около 350 евреев Каунаса, большинство их были членами объединенной Еврейской боевой организации. Из них около 100 человек погибло в пути и в боях.

Крупное боевое еврейское по национальному составу подполье существовало в Минске — одном из немногих больших городов в границах Советского Союза 1939 г., где нацисты создали гетто (не столько для остатков местного еврейского населения, которое было в основном сразу уничтожено, сколько для депортированных туда евреев из Германии). Руководители подполья в Минском гетто были коммунисты (М. Гебелев, М. Пруслин, Х. Смоляр, Н. Фельдман и другие), которые направили всю его деятельность главным образом на содействие формировавшемуся в лесах партизанскому движению. Подполье в гетто поддерживало тесные контакты с городским подпольем, которым руководил секретарь подпольного горкома партии И. П. Казинец (1910–42; повешен нацистами и удостоен посмертно звания Героя Советского Союза). Действуя в основном по заданиям Казинца, еврейское подполье готовило и отправляло в лес к партизанам боеспособную молодежь, оружие, боеприпасы, медикаменты и продовольствие, организовало в городе ряд крупных актов саботажа и сбор разведывательной информации, создало в гетто подпольную типографию, где печатались листовки и газета «Звезда», затем распространявшиеся в городе и окрестных селах. Значительную часть бойцов партизанских отрядов, действовавших в районе Минска, составляли отправленные из гетто в лес евреи.

Во многих небольших гетто происходили вооруженные восстания — иногда стихийные, вспыхивавшие в ответ на депортацию евреев в лагеря уничтожения, иногда подготовленные подпольем. 25 октября 1941 г. евреи оказали вооруженное сопротивление попытке немцев создать гетто в городах Стародуб и Татарск Смоленской области. Все евреи погибли в бою; об их неравной борьбе сохранились сведения в нацистских документах.

Восстания происходили в гетто городов Клецк (21 июля 1942 г.), Несвиж (22 июля 1942 г.), Мир (9 августа 1942 г.), Лахва (3 сентября 1942 г.).

В особо тяжелых условиях было еврейское подполье в концентрационных лагерях, лагерях уничтожения и лагерях военнопленных. Если узники гетто пользовались некоторой свободой передвижения в узких рамках еврейского квартала, то заключенные концлагерей могли общаться друг с другом только в бараке или на месте работы, да и там они находились под почти непрерывным контролем лагерной охраны. Заключенные подвергались чудовищному террору и не имели возможности защищаться. Их жизнь целиком находилась в руках комендатуры лагеря, лагерной охраны и администрации, произвол которых ничем не был ограничен. Любой узник мог быть подвергнут самым жестоким пыткам и казни за малейший проступок и даже без всякой причины. Миллионы заключенных были полностью физически истощены из-за хронического голода и нечеловеческих условий существования.

Еще одним фактором, препятствовавшим сопротивлению, был принцип коллективной ответственности заключенных. За каждую неудачную попытку сопротивления платили жизнью не только те, кто ее предпринял, но и другие узники. Успех такой попытки (успешный побег и т. п.) приводил к гибели множества узников. Смертная казнь, в большинстве случаев без суда, грозила гражданским лицам, которые осмеливались оказать какую-либо помощь беглецам или заключенным, замышлявшим акцию сопротивления, в особенности евреям. Это крайне затрудняло любые контакты заключенных с гражданским населением.

Системы ограждения и охраны не только изолировали лагерь от внешнего мира, но и делили его на отдельные, не сообщавшиеся друг с другом участки. Лагеря были ярко освещены, территория и окрестности просматривались и простреливались со сторожевых вышек.

Несмотря на невыносимые условия, узникам удалось поднять восстания в нескольких лагерях, а в десятках других лагерей осуществить организованные побеги к партизанам.

2 августа 1943 г. вспыхнуло восстание в лагере уничтожения Треблинка. Подготовка к восстанию продолжалась несколько месяцев. Был разработан план действий, включая захват склада оружия лагерной охраны, заготовлено холодное оружие — топоры и ножи, которые должны были использоваться при нападении на охранников. В восстании участвовало около 600 узников. Большинство их пало в бою во время прорыва ограды лагеря и побега. Однако десяткам узников все же удалось бежать и присоединиться к партизанским отрядам, в том числе к еврейскому партизанскому отряду под командованием И. Гриншпана, который действовал в лесах близ города Парчев.

7 октября 1944 г. вспыхнуло восстание заключенных-евреев в Освенциме. Заключенные-еврейки, работавшие в соседнем лагере на производстве, передали своим собратьям в Освенциме взрывчатку. Восстали члены «зондеркоммандо», которые сжигали трупы. Восставшие убили нескольких эсэсовцев, но все погибли в бою. Четверо узниц, членов лагерного подполья, которое возглавляла Роза Робота (1921–45), участвовавших в операции, были схвачены и публично повешены.

Восстания происходили в целом ряде других лагерей: Крушина (16 декабря 1942 г.), Минск-Мазовецкий (10 января 1943 г.), Крыхув (16 августа 1943 г.), Львов-Яновска (19 ноября 1943 г.), Собибор (14 октября 1943 г.). Особенно успешный побег был совершен из лагеря военнопленных в Люблине, где беглецам удалось организовать партизанскую борьбу. Успешные побеги совершались также из лагерей Красник, Майданек, Островец-Свентокишский и других.

Партизанское движение. На территории оккупированной нацистами Европы в 1942–44 гг. действовало около ста еврейских партизанских отрядов, большинство из них — в Белоруссии, Западной Украине, Польше и Литве. Еврейское партизанское движение носило особый характер. Почти все еврейские партизаны совершили побег из гетто и лагерей, а многие из организаторов еврейских отрядов были до этого участниками подпольных организаций. В отличие от других, еврейские партизаны не могли в случае необходимости смешаться с окружающим населением и воспользоваться его поддержкой. Еврейские партизаны не могли получить поддержку и от еврейского населения, запертого в гетто. Им приходилось бороться не только против нацистов, но зачастую и против антисемитов-националистов — украинских, литовских и польских. Одной из главных целей, которую ставили перед собой десятки еврейских партизанских отрядов, было спасение остатков еврейского населения. Рядом с партизанскими базами нередко создавались семейные лагеря, в которых находили убежище беглецы из гетто, в том числе женщины, старики и дети. Многие еврейские отряды месяцами сражались, несли большие потери, но в конце концов их уничтожали вместе с соседними семейными лагерями. Некоторым отрядам удалось продержаться благодаря помощи советских партизан или польских левых партизанских формирований и даже войти в их состав. Среди отрядов еврейских партизан, созданных членами подпольных организаций и беглецами из гетто и лагерей Литвы, наиболее успешно воевали отряды выходцев из гетто Вильнюса и Каунаса (см. выше). Еврейские партизаны под командованием А. Ковнера участвовали в освобождении Вильнюса от нацистской оккупации (июль 1944 г.). Одним из руководителей партизанского движения в Литве был Г. Зиманас (Юргис, 1910–85).

В Польше в Вышковских лесах сражался отряд имени М. Анелевича, созданный бывшими участниками восстания в Варшавском гетто. Три еврейских партизанских отряда присоединились к польским участникам восстания в Варшаве летом 1944 г. (см. выше). В окрестностях Белостока сражался еврейский партизанский отряд «Кадима», бойцы которого в своем большинстве в прошлом состояли в Еврейской боевой организации в Белостоке. Значительный урон наносили нацистам самостоятельные еврейские партизанские отряды, например, насчитывавший около 150 бойцов отряд под командованием А. Р. Амстердама, действовавший в лесах к востоку от Кракова, отряды, действовавшие в районе Люблина и ряда других городов. В отчете польского правительства в изгнании, опубликованном в конце 1943 г. в Лондоне, сообщалось о шести еврейских партизанских отрядах и многочисленных диверсионных актах, которые они совершали, перекрывая каналы снабжения немецких войск. Отряду под командованием А. Р. Амстердама в одном из боев удалось, прорвав плотное кольцо немецких войск, выйти из окружения и, несмотря на отсутствие координации, соединиться с частями Красной армии.

Всего в Польше в 1942–44 гг. было создано 27 еврейских партизанских отрядов, каждый из которых действовал от нескольких месяцев до полутора лет. В коммунистической Гвардии Людовой (с 1944 г. — Армия Людова) было создано 13 многонациональных партизанских отрядов, в которых евреи (по крайней мере, в начале боевых действий) составляли не менее трети бойцов. Немало евреев занимало важные посты в польском партизанском движении, особенно в отрядах Гвардии Людовой и боевой организации Польской социалистической партии. Не менее 70 евреев получили офицерские звания в польских партизанских частях.

В лесах близ города Парчев, к востоку от Люблина, действовал партизанский отряд под командованием И. Гриншпана, под защитой которого находился небольшой семейный лагерь. С весны 1943 г. отряд получал поддержку от Гвардии Людовой и стал ее частью. 25 июля 1944 г. отряд вошел в Люблин вместе с частями Красной армии и Войска Польского. Отряд, который возглавлял А. Люблин, в течение двух лет сражавшийся в Яновских лесах к югу от Люблина, был уничтожен в середине июня 1944 г., менее чем за две недели до освобождения этого района.

На территории Советского Союза в подпольных организациях и партизанских отрядах с нацистами боролось свыше пятнадцати тысяч евреев. В Белоруссии число евреев-партизан составляло не менее шести тысяч. Еврей Д. Кеймах был заместителем командира партизанского отряда Г. Линькова, организованного в белорусских лесах в декабре 1941 г. В лесах Белоруссии в рамках общего партизанского движения действовали отдельные еврейские отряды, однако со временем они частично превратились в отряды смешанного национального состава. В начале весны 1942 г. группа из 17 человек во главе с Т. Бельским (1906–57) и его двумя братьями ушла в леса возле города Новогрудок. Она стала ядром, вокруг которого вырос большой еврейский семейный лагерь в лесах близ поселка Налибоки к северо-востоку от Новогрудка. В лагере Бельских насчитывалось 1,2 тыс. человек, главным образом бежавших из района Новогрудка. Группа беглецов из минского гетто во главе с Ш. Зориным (1902–74) создала еще один семейный лагерь (отряд № 106), насчитывавший около 800 евреев. В районе Деречина был образован отряд под командованием доктора И. Атласа, в районе Слонима — отряд «Щорс 51»; в районе Копыля евреи, бежавшие из гетто Несвижа и двух других гетто, создали отряд «Жуков», евреи из района Дятлово — отряд под командованием Ц. Каплинского (1910–42). Всего в районе Налибок действовало около 30 тыс. партизан, из них евреев было около трех тысяч. С нацистами сражались еврейские партизаны и группы подпольщиков из Ивья, Клецка, Леховичей, Воложина, Несвижа и других городов и местечек Белоруссии. В гетто города Куренец члены сионистских молодежных движений сумели наладить связь с советским подпольем; после бегства из гетто они сражались в советских партизанских отрядах в Западной Белоруссии и в районе Витебска. Борцы гетто Белостока (см. выше) и подпольщики из прилегающих к нему городов и местечек (Супрасль, Слоним и других) создали еврейский партизанский отряд «Кадима» и еще несколько небольших партизанских групп. Девушки-еврейки были связными между подпольем в Белостоке и партизанскими отрядами в лесах.

Евреи активно участвовали в партизанском движении на Украине. Известны имена около четырех тысяч евреев-партизан. Немало евреев было в первых отрядах, действовавших в Сумской и Черниговской областях. Леса Украины уже в первые дни немецкой оккупации стали убежищем для тех евреев, которым удалось спастись от истребления, в том числе попавших в окружение солдат и офицеров. Они вступали в партизанские отряды, которые начали организовываться уже в июле 1941 г. Многие из этих людей скрывали свое еврейское происхождение, поэтому трудно установить число евреев-партизан. В партизанских соединениях С. Ковпака служили врач Дина Маевская, переводчик М. Тартаковский, командир одного из отрядов Г. Любенский, евреи-разведчики и другие бойцы. В партизанском соединении Мельника в Сумской области служили врач Я. Булак, радист И. Малый, командир-подрывник Е. Волянский. В кавалерийском партизанском соединении М. Наумова служило около 50 евреев. Много евреев было в соединениях под командованием А. Сабурова и А. Федорова (командир роты Левин, командир взвода А. Маргалит и сапер С. Готесман). В отряде, который действовал в Черниговской области, были командиры рот Шкловский и А. Каминский, саперами командовал Нахуми. Евреи сражались в отряде имени Щорса в окрестностях Киева (командир одного из подразделений Б. Пинхасович). В Винницкой области заместителем командира отряда имени Ленина был Я. Талит. В Днепропетровской области командовал подразделением Б. Шахнович (погиб в бою). В тех же местах действовал отряд под командованием Л. Беренштейна (родился в 1921 г.); в начале 1944 г. отряд был переведен в окрестности Львова, а затем парашютным десантом переброшен в Словакию. Евреи были среди партизан, скрывавшихся в катакомбах Одессы (командиры Форман и Я. Васин).

На Западной Украине во время массового истребления еврейского населения летом 1942 г. образовались многочисленные вооруженные группы еврейской молодежи, скрывавшиеся в лесах и в горах Волыни. 35–40 таких групп (около одной тысячи бойцов) самостоятельно сражались с оккупантами, пока не присоединились к советскому партизанскому движению в конце 1942 г. М. Гильденман («дядя Миша», умер в 1958 г.) образовал еврейский отряд в партизанском соединении А. Сабурова; в соединение С. Ковпака вступили еврейские группы «Софиевка» и «Колки»; несколько еврейских отрядов влились в партизанские соединения В. Бегмы. Евреи сражались и в рядах польских отрядов, действовавших в рамках советского партизанского движения, и даже в 27-й дивизии Армии Крайовой. Всего в партизанском движении на Волыни участвовало около 1,9 тыс. евреев.

В Восточной Галиции, где активно действовала Украинская повстанческая армия (УПА), условия для еврейского партизанского движения были особенно тяжелы; большинство бойцов еврейских партизанских групп погибло, их имена утеряны. Известно, что еврейские партизанские группы действовали в районах городов Тарнополь, Борщев, Чортков, Скалат, Болехов, Тлумач и других. В партизанском соединении С. Ковпака во время его рейда в Карпаты (конец лета 1943 г.) был создан еврейский отряд, которым командовали евреи из групп «Софиевка» и «Колки».

Известны имена евреев — командиров различных партизанских соединений (например, С. Каплун, Р. Сатановский, А. Абугов, И. Карпус), евреев-врачей (доктор Эрлих, начальник медчасти Ровенского партизанского соединения, доктор Б. Цесарский, врач в отряде Д. Медведева).

Большинство еврейского населения территорий РСФСР, оккупированных нацистами, успело эвакуироваться, однако немало евреев участвовало в партизанском движении и там. В северных районах Ленинградской области евреи сражались в партизанском отряде «Боевой», которым командовал еврей, инженер Д. Новаковский. Командир партизанского отряда имени Д. Фурманова Л. Блейхман был одним из многих евреев, бежавших из гетто или лагерей для военнопленных и сражавшихся затем в лесах Брянской и Орловской области. Среди медицинского персонала партизанских госпиталей были врачи Эйдлин, Юнковская, Темкин и многие другие. В отряде имени Ф. Дзержинского сражались венгерские евреи, бежавшие из лагерей принудительного труда на оккупированной территории.

Значительным было еврейское Сопротивление в Словакии, особенно с весны 1942 г., когда началась массовая депортация евреев. Подпольные организации и ячейки, создаваемые в рабочих лагерях, куда было согнано работоспособное еврейское население этой страны, добывали оружие и готовились к вооруженной борьбе. В рабочем лагере Новаки был создан отряд численностью в 160 человек, который боролся с немцами как самостоятельное формирование. На границе с Венгрией сражался отряд «Топла», большинство бойцов которого составляли молодые евреи, бежавшие из лагеря Серед. Всего в подпольной деятельности на территории Словакии участвовало около 2,5 тыс. евреев. В рядах повстанческой армии во время вспыхнувшего 29 августа 1944 г. Словацкого восстания сражалось 1,2 тыс. евреев, иногда они объединялись в самостоятельные боевые единицы. В восстании участвовали также пять парашютистов из Эрец-Исраэль: Хавива Райк, А. Бердичев, Р. Райс, Ц. Бен-Я‘аков и Х. Хермеш (см. Израиль. Эрец-Исраэль. Исторический очерк. Период британского мандата; Ханна Сенеш; Э. Серени). Первые четверо погибли в бою, Х. Хермеш продолжал борьбу вместе со словацкими партизанами. Еврейские бойцы были во 2-й чехословацкой бригаде парашютистов, посланной из Советского Союза на помощь повстанцам. Еврейские отряды участвовали в освобождении города Банска-Бистрица и местечка Гандлова.

В оккупированной Греции, где население в целом сочувствовало и помогало евреям, многие из них вступили в ЭЛАС (греческая национально-освободительная армия), ЭАМ (греческий национально-освободительный фронт) и почти во все другие греческие антифашистские организации и движения. В рядах ЭЛАС боролось 450 евреев из Салоник; во главе одного из отрядов стоял еврей — издатель Э. Вайси. В другом отряде, насчитывавшем 370 человек, было 75 евреев, среди них Д. Бенвенисти, бывший глава еврейской общины Салоник. Большинство членов антинацистского подполья в Салониках, Афинах и Фессалии были евреями. Состоявшая почти из одних евреев подпольная организация в Салониках передавала главному партизанскому командованию в Афинах, а через него британскому командованию информацию о перемещениях немецких войск в Македонии. Действовавшая в рамках общегреческого антинацистского Сопротивления еврейская подпольная организация в Афинах, во главе которой стояли журналист Б. Шиби и адвокат Ш. Кохен, находилась в постоянной связи с офицером английской разведки, евреем Д. Маклифом и по его заданию организовала ряд крупных диверсионных актов. Сорок евреев-подпольщиков участвовали во взрыве моста, по которому проходили подкрепления для армии Роммеля в Северной Африке. Члены этого подполья после того, как нацисты в марте 1944 г. депортировали из Афин семьсот евреев, сыграли решающую роль в спасении остальных, отыскав для них с помощью греков тайные убежища и организовав их снабжение продовольствием и другими предметами первой необходимости. Очаги еврейского Сопротивления существовали в Ларисе, Волосе, Трикале и ряде других греческих городов.

Во главе еврейской подпольной организации в Фессалии стоял престарелый раввин М. Песах. Евреи из Греции участвовали в восстании узников Освенцима.

В подпольных организациях Болгарии сражалось около 250 евреев; 150 из них погибли в боях. Среди бойцов отличились командир партизанского отряда доктор Ш. Мезан и Л. Таджер, поджегший немецкие склады горючего.

Деятельность еврейского подполья в Венгрии, созданного в 1941 г. группой членов Ха-Шомер ха-ца‘ир (к нему впоследствии присоединились и представители других сионистских молодежных движений), стала особенно активной после нацистской оккупации страны (19 марта 1944 г.), за которой немедленно последовало введение антиеврейского законодательства и начало депортации. Поскольку депортация коснулась прежде всего провинциальных городов, туда сразу же были направлены подпольные эмиссары, которые разъясняли сгоняемым в гетто евреям, какая участь их ожидает, и вербовали юношей и девушек в организацию сионистской молодежи. Основные усилия в специфических условиях Венгрии еврейское подполье направило на спасение максимального числа евреев. Подпольщики провели операцию «Тиул» (на иврите «прогулка», «экскурсия») по переправке четырех тысяч евреев в Румынию (разорвавшую к этому времени союз с нацистской Германией), помогли возвратиться в Словакию евреям, ранее бежавшим оттуда в Венгрию, организовали в крупных масштабах изготовление в подпольной лаборатории фальшивых документов, с помощью которых многим евреям удалось избежать депортации и отправки в лагеря смерти (услугами этой лаборатории пользовалось и венгерское коммунистическое подполье). Переодетые в немецкую и венгерскую военную форму члены подполья нередко защищали на улицах Будапешта евреев от нападений и ареста.

В возглавляемом коммунистами партизанском движении в Югославии, наряду с евреями — членами коммунистической партии (особенно много их было среди студентов университетов Белграда и Загреба, а также среди белградских рабочих-печатников и металлистов), активно участвовали члены сионистских молодежных организаций, которые уходили в партизаны по призыву своего руководства. Точное число евреев, сражавшихся в Народно-освободительной армии Югославии под командованием И. Б. Тито, неизвестно, так как многие из них погибли под вымышленными нееврейскими именами (одной из причин, по которой они скрывали свое имя, был нередко бытовавший в рядах партизан антисемитизм), но их доля значительно превышала процент евреев в довоенном населении страны. Видное место в партизанском руководстве занимали М. Пьяде, Л. Гершкович, В. Дрекслер, Ш. Лерер и другие. Самостоятельная еврейская подпольная организация существовала на острове Раб в Адриатическом море, куда в апреле 1943 г. были свезены евреи Далмации и прибрежных районов. После ухода оттуда итальянцев и оккупации острова немцами члены этого подполья создали еврейский партизанский отряд — единственный в Югославии, который был включен как батальон в составе двухсот пятидесяти бойцов в 7-ю дивизию 4-го корпуса Народно-освободительной армии, но вскоре как самостоятельная боевая единица расформирован. Десять евреев-партизан было удостоено звания Народного героя Югославии, среди них — М. Нахмияс (Лаго; 1922–44), командовавший в горах Македонии крупным партизанским отрядом и погибший в бою.

В Бельгии коммунисты воспротивились созданию самостоятельного еврейского антинацистского подполья, но евреи играли весьма важную роль в общебельгийском Сопротивлении. Бойцы Сопротивления, а также большая часть населения страны, особенно валлоны, сочувствовали евреям и делали многое для их спасения. Серьезную поддержку со стороны подполья и самых широких кругов — от коммунистов до иерархов католической церкви — получил созданный в Брюсселе в начале 1942 г. представителями всех сионистских партий Комитет в защиту евреев, который предоставил тысячам евреев тайные убежища и фальшивые документы, разместил в христианских семьях и монастырях две тысячи еврейских детей и таким образом спас их от гибели, организовал материальную помощь десяткам тысяч остро нуждающихся и т. д. В ночь с 19 на 20 апреля 1943 г. подпольщики — евреи и бельгийцы — совершили возле Льежа дерзкое нападение на транспорт с евреями, направлявшийся в один из лагерей смерти в Польше, в результате чего 200 человек спаслись. Большой резонанс вызвало также нападение на контору юденрата в Брюсселе, где были уничтожены списки евреев, подлежавших депортации, и ликвидировано несколько предателей. В ответ на антиеврейские акции бельгийских фашистов были созданы отряды самообороны, выставлявшие посты в опасных местах.

Немало евреев — бойцов бельгийского подполья — погибло от рук нацистов; в частности, 9 сентября 1943 г. были публично казнены Ш. Поташник, А. Вайхман и М. Розенцвейг, которые по заданию подполья ликвидировали двух агентов гестапо и участвовали в других диверсионных актах (после войны они были посмертно удостоены воинских почестей и наград бельгийского короля).

Созданное вскоре после нацистской оккупации Нидерландов еврейское подполье с успехом спасало местных, а также многих немецких и австрийских евреев, ранее нашедших приют в стране. Еврейское Сопротивление пользовалось широкой поддержкой коренного населения и активной помощью голландских борцов Сопротивления. Одной из первых акций еврейского подполья было спасение 70 юношей и девушек 15–17 лет, бежавших из Германии и Австрии и живших в одном из домов, принадлежавших движению алия молодежная. Важной заслугой еврейского подполья было разоблачение нацистского обмана об участи, ожидавшей евреев. После первой депортации из Нидерландов в июне 1942 г. подпольщики подыскали для многих евреев надежные убежища в домах голландцев, многие из которых шли на это, рискуя жизнью. Около 200 молодых людей из транзитного концлагеря в Вестерборке, откуда с конца 1942 г. ежедневно отправляли два эшелона с евреями в Освенцим, были обеспечены поддельными удостоверениями личности, десяткам других организовали побег. Особенно активная деятельность по спасению узников началась после объявленного летом 1943 г. освобождения из лагеря детей от смешанных браков (условием было согласие на стерилизацию). С конца 1943 г. в тесном сотрудничестве с голландским и французским Сопротивлением еврейские подпольщики переправляли евреев через Южную Францию и Пиренеи в Испанию.

Во Франции, где евреи перед войной составляли один процент населения, среди участников сопротивления их было 15–20%. Ассимилированное большинство французских евреев вступало в ряды общего Сопротивления, где они, как правило, под французскими именами, нередко становились руководителями подпольных организаций всех политических направлений. Огромной, особенно со второй половины 1941 г., была роль евреев в коммунистическом подполье. Среди шести основателей движения Либерасьон трое были евреями; евреем был основатель организации Франтирер Ж. П. Леви; настоящее имя полковника Жиля — командира организации Франтиреры и партизаны, действовавшей в районе Парижа, — Ж. Эпштейн, а капитана Филиппа — командира этой же организации в районе Тулузы — З. Готесман; одним из видных помощников Ш. де Голля, возглавлявшего движение Свободная Франция и французское правительство в изгнании, был Ж. Бинген (в его честь после войны была выпущена марка); евреи занимали видное место в руководстве и среди бойцов в подпольных организациях Комба, Освобождение Севера, Освобождение Юга, Участники Сопротивления и других. Из 16 членов Французского национального комитета, который во главе с Ш. де Голлем представлял высшую власть во Франции в конце войны, по крайней мере трое были евреями.

Созданные коммунистической партией в предвоенной Франции ячейки, профсоюзы и другие организации среди неассимилированного еврейского населения, особенно эмигрантов из Восточной Европы, стали основой еврейского коммунистического подполья, которое, начав с акций против торговцев и промышленников, вступавших в деловые связи с оккупантами, вскоре перешло к прямой борьбе с нацистами. Во второй половине 1942 г. группа еврейских коммунистов-подпольщиков под командованием 19-летнего М. Реймана совершила в центре Парижа серию покушений на оккупантов, в ходе которых были убиты среди прочих высокие чины нацистской администрации. Подобные группы действовали в северных и других районах французской столицы. После массовых облав конца 1942 г. эти группы перенесли свою деятельность в южные и другие провинциальные департаменты, где наносили врагу ощутимый ущерб. Хотя троцкистское (партия коммунистов-интернационалистов) подполье — одно из самых боевых и понесших особенно тяжелые потери — решительно отвергало любые национальные установки и не создало поэтому отдельной еврейской группы, большинство его членов были евреями. Наибольшего успеха троцкисты добились в антигитлеровской агитации среди военнослужащих вермахта не немецкой национальности (татар, грузин и т. д.), в результате чего многие из них дезертировали и присоединились к антинацистской борьбе. Среди погибших героев троцкистского подполья — А. Сузин, Ж. Мейхлер, Л. Браславский, Ж. Яфо, С. Иткин и другие.

Национальное еврейское Сопротивление во Франции было создано в 1940 г.; подпольные организации, созданные сионистскими партиями и молодежными движениями, провели ряд успешных операций по спасению еврейских детей (их отправляли из Парижа и других городов в сельские районы), организовали в широких масштабах изготовление фальшивых документов, спасших жизнь многим евреям, и значительную материальную помощь тысячам нуждающихся. Еврейское подполье при содействии Джойнта активно участвовало в отправке сотен перешедших из Франции в Испанию евреев в Эрец-Исраэль и Северную Африку, где они вступали в армии союзников.

В том же 1940 г. Д. Кнут вместе с А. Полонским (родился в 1906 г.) создал политическую независимую подпольную организацию Еврейский бастион, позднее преобразованную в Вооруженную армию, а затем в Еврейскую боевую организацию. Ячейки этой организации действовали в Париже, Лионе, Гренобле, Марселе, Лиможе, Ницце, Тулузе и других городах; бойцы этой организации провели около двух тысяч боевых операций (в том числе 750 диверсий на железной дороге, 32 взрыва на военных заводах, взрывы мостов, нападения на воинские подразделения и посты врага, казни коллаборационистов и т. д. В конце 1943 г. эта организация объединилась с несколькими другими группами еврейских партизан в Еврейский союз повстанческих движений и взаимной помощи (אִגּוּד יְהוּדִי לִתְנוּעוֹת הַמֶּרִי וְהַסִּיּוּעַ הַהֲדָדִי, Иггуд иехуди ли-тну‘от ха-мери ве-ха-сийуа ха-хадади), который, как и сионистские подпольные группы, в августе 1944 г. вступил в ФФИ (Французские внутренние силы — вооруженные силы Объединенного национального совета Сопротивления) и в их составе участвовал в освобождении от нацистов ряда городов.

В Сопротивлении Италии участвовало около двух тысяч евреев. Здесь некоторые евреи командовали крупными партизанскими отрядами (например, Э. Кало из Пизы и Д. Боллафи из Турина). Только в Пьемонте среди участников Сопротивления было 680 евреев, 66 из них погибли. Из 270 бойцов, награжденных медалью «Герой Сопротивления», семеро были евреями. В самой нацистской Германии существовало Сопротивление евреев (например, группа Г. Баума, совершившая ряд вооруженных диверсий в Берлине в 1942 г.). Несионистские и сионистские молодежные кружки, легально существовавшие до начала 1941 г., проводили антинацистскую подпольную деятельность. Уникальным был кружок, возникший в Берлине после массовой депортации евреев из Германии в феврале 1943 г. Его члены — частично дети от смешанных браков, но в основном ушедшие в подполье и жившие по поддельным документам юноши и девушки, чьи родители, родственники и друзья были депортированы в лагеря смерти (вначале их было 11, всего в разное время в кружке состояло около 40 человек). Во время регулярных встреч они изучали иврит, историю и культуру еврейского народа, Библию, отмечали еврейские праздники и готовили себя к будущей жизни в еврейской стране. Большинство членов этого кружка было схвачено, но некоторые, в том числе его руководители И. Шбрезнец и Эдит Вольф, спаслись и приехали в Эрец-Исраэль.

Об организациях Сопротивления в Германии, связанных с советской разведкой, см. Л. Треппер.

Значительное большинство уцелевших участников еврейского Сопротивления переехало в Израиль и создало Ассоциацию еврейских партизан, Объединение борцов гетто и другие союзы (см. также Лохамей-ха-Геттаот).

 ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА > Катастрофа европейского еврейства
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 
Группа партизан-евреев в лесу близ Каунаса. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.–Т-А, 2001.

Группа партизан-евреев в лесу близ Каунаса. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.–Т-А, 2001.
 
Уцелевший участник варшавского восстания, схваченный солдатами вермахта. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.-Т-А, 2001.

Уцелевший участник варшавского восстания, схваченный солдатами вермахта. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.-Т-А, 2001.
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Сончино, семья Сорек, долина следующая статья по алфавиту