главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Рязанов Давид. Электронная еврейская энциклопедия

Рязанов Давид

КЕЭ, том 7, кол. 562–566
Опубликовано: 1994

РЯЗА́НОВ Давид Борисович (псевдоним, настоящая фамилия Гольдендах; 1870, Одесса, – 1938, Саратов), деятель российского социал-демократического движения, затем коммунист, ученый-марксовед.

Родился в религиозной многодетной семье небогатого торговца. Рано порвал с еврейскими традициями. Впоследствии писал в анкете в графе «национальность»: «Еврей по происхождению и русский по национальности».

Исключенный из пятого класса одесской гимназии, Рязанов самостоятельно приобрел обширные познания. С 1887 г. он активно участвовал в революционном движении. Сначала был народником; в конце 1880-х гг. перешел к марксизму (статья «Две правды: народничество и марксизм», 1901), организовал первый в Одессе марксистский кружок. В 1888 и 1890 гг. совершал поездки за границу, где наладил связь с группой «Освобождение труда». При возвращении в Россию был арестован (1891), провел в тюрьме (без суда) пять лет, после чего был на три года выслан в Кишинев под надзор полиции. В 1900 г. выехал за границу, где наряду с практической партийной работой занялся углубленным изучением теории и истории марксизма. Жил в Париже, с 1901 г. — в Берлине. Во внутрипартийных спорах занимал независимую позицию: в 1901 г. возглавил социал-демократическую группу «Борьба», которая безуспешно пыталась объединить соперничавшие группы эмигрантов-марксистов. Рязанов опубликовал несколько брошюр, остро критиковавших позицию сторонников газеты «Искра», в том числе В. Ленина («Проект программы «Искры» и задачи русских социал-демократов», 1903, и другие). Под предлогом малочисленности сторонников группы «Борьба» Рязанов был исключен «искровским» большинством из состава делегатов 2-го съезда РСДРП (1903), на который он был избран как делегат от одесского комитета партии. При расколе партии на этом съезде Рязанов не примкнул ни к одной из враждующих фракций, хотя его позиция была ближе к позиции меньшевиков (см., например, «Разбитые иллюзии», 1904).

С начала революции 1905 г. Рязанов возвратился в Одессу, затем переехал в Петербург, где занимался организацией профсоюзного рабочего движения. Был членом социал-демократической фракции Государственной думы. После непродолжительного ареста (1907) Рязанов снова покинул Россию. Жил в Вене, Цюрихе и других городах Западной Европы.

За границей Рязанов целиком сосредоточился на исследовательской работе по истории марксизма и 1-го Интернационала. Установил тесные дружеские связи с лидерами германской социал-демократической партии и получил доступ в ее архив, где хранилась значительная часть неопубликованных рукописей К. Маркса и Ф. Энгельса. Познакомился также с материалами, хранившимися у дочери К. Маркса, Лауры Лафарг. Работал в библиотеке Британского музея и других библиотеках. Плодом этой работы явился выход в свет книги «К. Маркс и Ф. Энгельс. Собрание сочинений. 1852–1862» (немецкий язык, тт. 1–2, 1917), содержащей главным образом статьи Маркса и Энгельса, печатавшиеся в газете «Нью-Йорк трибюн». Введение, послесловие и примечания Рязанова к этим статьям завоевали ему репутацию крупнейшего знатока литературного наследия «классиков марксизма». В этот же период Рязанов опубликовал исторические работы: «Англо-русские отношения в оценке К. Маркса» (немецкий язык, 1909; русское издание, 1918) и «Карл Маркс и русские люди сороковых годов» (немецкий язык, 1913; русское издание, 1918). Одновременно он публиковал статьи в немецких и русских социалистических журналах и газетах, посвященные малоизвестным сторонам практической и теоретической деятельности Маркса и Энгельса. Подготовленное Рязановым к печати многотомное собрание источников к истории 1-го Интернационала не вышло в свет в Германии из-за начавшейся Первой мировой войны. Рязанов опубликовал, однако, ряд статей, направленных против той версии истории 1-го Интернационала, которая пропагандировалась теоретиками анархизма и Ф. Мерингом, главным представителем марксоведения в период, предшествовавший Первой мировой войне. В частности, Рязанов обратил внимание на антисемитские высказывания М. Бакунина в его полемике с К. Марксом.

В 1909 г. Рязанов был лектором в пропагандистской школе социал-демократической группы «Вперед» на Капри (Италия), однако вскоре отказался от преподавания там из-за несогласия с фракционным характером школы. В 1911 г. Рязанов читал лекции в большевистской партийной школе в Лонжюмо (близ Парижа).

С самого начала Первой мировой войны Рязанов отверг «социал-патриотизм» большинства европейских социалистов, но не одобрил и «пораженческую» тактику Ленина. Рязанов выступил за мир без победителей и побежденных и сотрудничал с Л. Троцким и другими интернационалистами, выпускавшими в Париже газету «Голос» и «Наше слово». На Циммервальдской конференции социалистов-интернационалистов (1915) Рязанов был представителем ЦК РСДРП.

Февральская революция 1917 г. застала Рязанова в Цюрихе. Подобно Ленину и другим революционным эмигрантам, противникам войны, Рязанов вернулся в Россию через Германию весной 1917 г. В Петрограде Рязанов стал одним из лидеров профсоюзного движения. Входил в так называемую группу межрайонцев (возглавлявшуюся Троцким), которая формально слилась с большевиками летом 1917 г. В большевистской партии Рязанов сохранял независимую позицию, неоднократно расходясь с линией партийного руководства. Он выступал против захвата большевиками власти, а после октябрьского переворота как народный комиссар путей сообщения в первом советском правительстве принял участие в переговорах с другими социалистическими партиями о создании коалиционного правительства, не увенчавшихся успехом. В январе 1918 г. Рязанов выступал против разгона Учредительного собрания, а затем — против заключения мира с Германией на условиях, продиктованных германским империализмом. В знак протеста против подписания Брестского мира (март 1918 г.) Рязанов вышел из партии, однако вернулся в нее после революции в Германии (ноябрь 1918 г.). Во время дискуссии о профсоюзах (1920–21) Рязанов пытался отстаивать принцип профсоюзной демократии и большей независимости профсоюзов от партии; был отстранен партийным руководством от профсоюзной работы.

В 1918 г. Рязанов организовал Социалистическую академию общественных наук, а в 1921 г. — Институт К. Маркса и Ф. Энгельса, директором которого был до 1931 г. Под редакцией Рязанова издавались собрания сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса (тт. 1,3,5–7, 1928–30; последующие тома, подготовленные к печати Рязановым, вышли в свет под официальной редакцией В. Адоратского и других), Г. Плеханова (тт. 1–24, 1923–27), И. Ф. В. Гегеля (т. 1, 1929), «Архив К. Маркса и Ф. Энгельса» (тт. 1–5, 1924–30), работы Л. Фейербаха, А. Смита, Д. Рикардо, Д. Дидро, Т. Гоббса, П. Лафарга, К. Каутского и другие. Вышли в свет книги Рязанова: «Очерки по истории марксизма» (1923), «Маркс и Энгельс» (1923), «Международное товарищество рабочих. Часть 1. Возникновение первого Интернационала» («Архив Института Маркса и Энгельса», кн. 1, 1924). С 1921 г. по 1931 г. Рязанов подготовил около 200 научных работ, в том числе предисловий, комментариев и т. п. Благодаря научной, издательской и организационной деятельности Рязанова марксоведение стало особой научной дисциплиной (ее предмет — генезис, развитие и распространение теории и практики «научного социализма» — марксизма). Под руководством Рязанова Институт Маркса и Энгельса сохранял известную независимость от руководства партии. Его публикации отличались объективностью и научной добросовестностью. Рязанов предоставлял в руководимом им институте работу лицам, преследуемым властями, в том числе ссыльным меньшевикам, например, известному экономисту И. Рубину. В 1928 г. Рязанов предложил Л. Троцкому, уже исключенному из партии, принять участие в подготовке собрания сочинений Маркса и Энгельса на русском языке.

Рязанов неоднократно выступал в защиту людей, подвергавшихся политическим преследованиям, добивался их освобождения из тюрем, концлагерей и ссылки. Рязанов позволял себе острые критические замечания в адрес партийного руководства и самого И. Сталина. Есть свидетельства, что в середине 1920-х гг. Рязанов говорил Сталину, выдвинувшему теорию построения социализма в одной стране: «Коба, не смешите людей, теория — не ваша специальность». Сталин ненавидел Рязанова; еще в 1921 г. на заседании фракции ВКП(б) на 4-м Всероссийском съезде профсоюзов он грубо оборвал выступление Рязанова, обозвав его «шутом гороховым». Став генеральным секретарем партии, Сталин запретил Рязанову заниматься политической деятельностью (конец 1922 г.). В письме членам ЦК и ЦКК (октябрь 1923 г.) Сталин назвал позицию Рязанова «полувраждебной». До начала 1930-х гг. Рязанов не только не подвергался преследованиям, но и пользовался всеобщим уважением в партии как крупнейший знаток марксизма. В 1929 г. он был избран в Академию наук. В 1930 г. в честь 60-летия Рязанова был выпущен сборник статей «На боевом посту». Он был награжден орденом Трудового красного знамени; была учреждена премия имени Рязанова за лучшую марксоведческую работу. Однако в феврале 1931 г. Рязанов был смещен с поста директора Института Маркса и Энгельса, исключен из партии и арестован. В советской печати началась кампания, направленная против Рязанова. В марте 1931 г. состоялся сфабрикованный процесс так называемого Союзного бюро меньшевиков, на котором против Рязанова были выдвинуты ложные обвинения в связях с зарубежным меньшевистским центром. Обвинения основывались на показаниях подсудимого И. Рубина (см. выше), исторгнутых у него пытками и шантажом. Рубин показал, что он передал Рязанову на хранение документы меньшевистского центра в закрытом пакете. Пытаясь выгородить Рязанова, Рубин утверждал, что тот не знал о содержании документов.

По решению Особого совещания коллегии ОГПУ он был выслан на три года в город Саратов под гласный надзор. В сравнительно мягких условиях ссылки Рязанов продолжал научную работу: он осуществил перевод полного собрания сочинений Д. Рикардо, перевел «Путешествие в Икарию» Э. Кабе (печатались без упоминания фамилии переводчика). В декабре 1933 г. Особое совещание коллегии ОГПУ постановило продлить ссылку Рязанова еще на два года. В марте 1934 г. это решение было заменено запрещением в течение двух лет проживать в Московской и Ленинградской областях. Осенью 1934 г. Рязанов с разрешения НКВД был зачислен временно исполняющим обязанности научного консультанта Саратовского университета. В мае 1934 г. Рязанов с особого разрешения Политбюро ненадолго приезжал в Москву — отвозил туда больную жену, которой исхлопотал персональную пенсию. Еще раз посетил Москву в августе 1936 г. Тогда же в газете «Правда» была напечатана статья И. Лежнева, обличавшая московские издательства, в которых сотрудничал «небезызвестный историк-меньшевик Д. Рязанов».

В июле 1937 г. Рязанов был снова арестован. 21 января 1938 г. в Саратове выездная сессия Военной коллегии Верховного суда СССР приговорила Рязанова к расстрелу за принадлежность к «правотроцкистской организации». Закрытое судебное заседание продолжалось 15 минут. Приговор был приведен в исполнение в тот же день.

Рязанов был посмертно реабилитирован в 1958 г., в партии восстановлен лишь в 1989 г.; в 1990 г. Рязанов, вместе с другими незаконно репрессированными учеными, восстановлен в Академии Наук.

 ЕВРЕИ РОССИИ (СССР) > Евреи в политической и общественной жизни
Версия для печати
 
* На новом сайте
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Рюльф Ицхак Са‘ад следующая статья по алфавиту