главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
раскаяние. Электронная еврейская энциклопедия

раскаяние

КЕЭ, том 7, кол. 83–85
Опубликовано: 1994

РАСКА́ЯНИЕ (как религиозный термин — תְּשׁוּבָה, тшува, буквально `возвращение`), исправление поведения, являющееся условием Божест­венного прощения. При раскаянии человек должен испытывать искреннее отвращение к своему проступку и, более того, доказать это отвращение всем своим поведением, прекратить грешить и начать совершать благие поступки (Ис. 1:15–18; 58:5 и след.; Иер. 7:3; Ам. 5:14–15; и др.).

В Библии возможность раскаяния служит основополагающей идеей веры пророков, постоянно призывающих Израиль раскаяться в своих грехах, пока еще не поздно. Последовательность грех — наказание — раскаяние — избавление лежит в основе историософской концепции пророков. В книге Второзаконие (30:1–10) эта концепция выражена с наибольшей ясностью: лишь когда Израиль раскается в своих прегрешениях, Господь смилуется и возвратит его из рассеяния в землю отцов. В отличие от ряда других древних религий Библия рассматривает грех как результат свободного выбора человека, а потому видит искупление греха в раскаянии, то есть во внутреннем исправлении человека, а не в очистительных ритуалах; раскаяние влечет за собой соответствующее изменение в отношении Бога к грешнику, проистекающее из Его благости — Бог милосерден и прощает раскаявшегося. Вместе с тем в Библии можно обнаружить следы более древнего взгляда на грех как на скверну, причины которой лежат вне человека. Так, в древнейших библейских повествованиях от потопа до скитаний по пустыне после исхода из Египта нет призывов к раскаянию в грехах; грех и наказание неразрывны, и их связь не может быть изменена человеком иначе, чем заступнической молитвой посредника между Богом и людьми (Авраам, Моисей).

В Библии более или менее установлена последовательность элементов раскаяния: пост и молитвы, разрывание одежд и облачение во власяницу, однако главное, как уже сказано, — выразить раскаяние и обязаться воздерживаться в будущем от прегрешений и умножать благие деяния; это относится как к индивидуальному, так и всенародному раскаянию.

Законоучители Талмуда всячески подчеркивали значение раскаяния, и именно они сформулировали понятие тшува (так же они назвали и пятую часть молитвы Амида). Бог создал раскаяние ранее мира (Псах. 54а), оно достигает трона Господня, продлевает жизнь человека и приносит избавление (Иома 86а–б). Бог побуждает Израиль раскаяться и не стыдиться этого, как сын не стыдится вернуться к любящему его отцу (Втор. Р. 2:24). Законоучители осознавали теологические трудности, связанные с концепцией раскаяния. Если зло содеяно, как оно может быть исправлено? Как принцип раскаяния сочетается с принципом наказания за проступок? Законоучители искали решение в понимании принципа искреннего раскаяния как закона творения — сила раскаяния не имеет границ, и даже отпетые грешники могут полагаться на него. Законоучители противопоставляли подлинное раскаяние его внешним атрибутам — посту и власянице; признание грехов без покаяния не имеет никакой ценности. Грешника следует побуждать к раскаянию; запрещается напоминать раскаявшемуся о его прежних прегрешениях (БМ. 4:10). В отличие от христианства, где священник выступает посредником между кающимся и Богом, в иудаизме раскаяние является непосредственным обращением к Богу.

В средние века тема раскаяния была излюбленной темой в этической и философской литературе. Са‘адия Гаон был первым, кто сформулировал четыре основные составляющие элемента раскаяния — отход от греха, сожаление о содеянном, просьба о прощении и обязательство воздерживаться от греха в будущем. Эта концепция была принята всеми последующими еврейскими мыслителями. Бахья Ибн Пакуда считал, что есть четыре необходимых условия для раскаяния: осознание зла совершенного поступка, осознание грозящего наказания и понимание, что единственное средство избежать его — раскаяние, размышление о благодеяниях Бога и осуждение дурного поступка. Согласно Са‘адии Гаону, существует градация раскаяния: высшая степень — покаяние сразу же по совершении греха, пока грешник еще помнит все подробности своего поступка; более низкая степень — когда оно следует за угрозой наказания; самая низкая степень — раскаяние перед смертью. Маймонид считал, что полное раскаяние (тшува гмура) достигается тогда, когда человек, попав в условия, позволяющие повторить прежний проступок, способен воздержаться от него (Яд, Тшува 2:1). Маймонид впервые в еврейской мысли включил раскаяния в сферу нормативной Галахи. О раскаянии писали также Иона бен Аврахам Геронди и Ицхак Абохав I. У Хасидей Ашкеназ концепция раскаяния превратилась в общественное течение: заново была определена идея раскаяния и установлены степени различных видов прегрешений и порядок раскаяния в них. В каббале концепция раскаяния получила новое направление. Идея исправления (тиккун) в лурианской каббале (см. Ицхак бен Шломо Лурия) отводит человеку решающую роль в исправлении высших миров и в приближении избавления в этом мире; раскаяние становится средством исправления мира, а каббалист, знающий правильный путь раскаяния, способен ускорить «раскаяние мира» (тшуват ха-‘олам). Хасидизм выдвинул концепцию, отводящую определенную положительную роль дурным побуждениям и даже самому греху, без которого нет раскаяния, необходимого для совершенствования человека. В противоположность этому митнагдим подчеркивали тотальную опасность, коренящуюся в грехе, и требовали постоянного раскаяния. Среди ашкеназов сложилась практика тшуват ха-мишкал (буквально `раскаяние в соответствии с мерой`), то есть самонаказание (включая принятие физического страдания), пропорциональное тяжести проступка. В некоторых течениях хасидизма «рабби» назначает конкретные формы раскаяния просящему об этом хасиду.

В 20 в. проблема раскаяния стояла в центре внимания ряда ведущих еврейских мыслителей; в этот период наряду с традиционной концепцией, видящей в раскаянии потребность как верующих, так и неверующих евреев, была выдвинута новая концепция раскаяния как пути возврата человека к Богу. Наиболее яркими представителями этой концепции были Ф. Розенцвейг и М. Бубер. А. И. Кук выдвинул наиболее многостороннюю концепцию раскаяния, сочетающую в себе как традиционный, так и новый подход. Каббалистический взгляд на раскаяние как на способ исправления мира Кук сочетал с мессианским сионизмом (см. Мессия, Сионизм) и с идеей раскаяния как возвращения к Богу. Греша, человек изолирует себя от Бога и разрушает потенциальную гармонию и единство бытия, а раскаиваясь, он преодолевает эту изоляцию и приобщается к Богу; возвращение (тшува) народа Израиля на землю предков — это раскаяние на общенациональном уровне.

В 1970-е гг. в Израиле и в диаспоре (особенно в США) началось движение хазара би-тшува (буквально `возвращение в раскаянии`; некоторые возражали против этого термина) — обращение к религии; многие из тех, кто утратил связь с иудаизмом или даже никогда не имел ее, стали вести религиозный образ жизни, поступать в иешивы. Поощряя эту тенденцию, иешивы ведут соответствующую пропаганду; открываются особые иешивы для «кающихся» (хозрим би-тшува). Сефарды в Израиле проводят «съезды раскаяния» в месяце элул.

См. также Исповедь.

 ИУДАИЗМ > Религиозная этика
Версия для печати
 
* На новом сайте
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту расизм «Рассвет» следующая статья по алфавиту